Mable Morrow "Индейская сыромять"

Indian Rawhide

By Mable Morrow (pp. 25 – 39)

Введение

Parfleshe – термин, вероятно, применяемый французами к индейским щитам из сыромятной кожи и, в последствии, ко всем предметам из сыромятной кожи. Этот термин не был известен индейцам и не использовался ими кроме тех групп, которые жили рядом с французами или индейцев, состоявших в смешанных браках. У каждого племени было своё название для контейнера из сложенной сыромятной кожи, которое изменялось в соответствии с его содержимым. Примеры индейских названий парфлешей:

Arapaho: hoa-woo-na-ko, ham-wana, ham-itha
Assiniboin: ho-he
Cheyenne: hoem shot
Crow: nes-kes-cha
Iowa: oyce-x-roki (a trunk)
Kutenai: a-gko-lem
Omaha: we-ab-asta
Warm Springs: shup-tuk-kiah
Wenatchee (Salish, eastern Washington): pun-pun-nubex
Yakima: cata kai

Иногда парфлешами называли седельные сумки, сумки для мяса, небольшие плоские сумки, сундуки.

Поскольку, термина более подходящего чем «парфлеш» нет, то в этой книге используется именно он и определяет согнутый прямоугольный контейнер, сделанный из шкуры бизона, или другого крупного животного, и используемый индейцами для хранения и упаковки сушёного мяса и других сушёных продуктов, одеял, одежды и других предметов. Парфлеш изготовляется из прямоугольного куска сыромятной кожи, обычно из половины большой шкуры. Сначала делается продольный сгиб, формируя длинный прямоугольник от 11 до 20 дюймов шириной. Второй сгиб поперечный, оба края парфлеша сводятся к центру.

Парфлеши делались парами, вырезались из большой шкуры. В давние времена они перевозились на собачьих травуа или на спинах людей. Позднее одна или более пар парфлешей использовались как седельные сумки.

Парфлеш был наиболее успешным (полезным, пригодным) из всех контейнеров из сыромятной кожи, изготовляемых индейцами. Он эластичный (растяжимый), в него влезает большое количество пищи или вещей. Он жёсткий (крепкий) и остаётся таким в процессе использования. Если вьючная лошадь передвигалась среди кустов и деревьев и задевала парфлешами за них, это не причиняло им вреда. Для мышей было затруднительно прогрызть дырку и забраться внутрь парфлеша. И дожди редко проникали внутрь хорошо сделанного парфлеша.

Изготовление индейского парфлеша из сыромятной кожи.

Индейская сыромять может быть изготовлена не только из шкуры бизона, но и из шкур других крупных животных. Иногда использовались шкуры коровы, лося, мусса, оленя, антилопы и лошади. Они перерабатывались в сыромять так же, как и шкуры бизона …
После удачной охоты на бизонов нужно было ещё хорошо поработать. Каждый мужчина, женщина и ребёнок знали свои обязанности. Мужчины убивали бизонов, сдирали с них шкуры и разделывали туши. Потом за дело брались женщины, делая работы по сохранению (консервации) добычи. Изготовление сыромяти считалось женским ремеслом. Почти никто из мужчин не занимался этим.

Способы изготовления парфлеша из сыромятной кожи различались среди групп и даже среди самих изготовителей. Точный метод работы определялся, исходя из: состояния шкуры, сырая она или сухая; погоды; что будет изготовлено – сумка или парфлеш; привязанности к другим работам (сушка мяса) и передвижению группы вслед за стадом бизонов или разбивки лагеря.
Множество превосходных мастеров-женщин использовали при изготовлении своих раскрашенных парфлешей следующие шаги. Шкура с бизона сдиралась при помощи ножа, сделанного из камня (обсидиан или кремень), кости или зуба бобра. Он должен быть очень острым, чтобы резать сыромять. Сырая шкура доставлялась в лагерь и мездрилась как только это становилось возможным. Шкура прибивалась колышками к земле, растягивалась, шерстью вниз. Шкуру обмывают, обрабатывают до однородной толщины и покрывают клеем, пока она ещё сырая. Очертания орнамента выкладывались на шкуре. Красками, заранее подобранными и приготовленными, очерчивались контуры орнамента. Затем раскрашивался орнамент внутри, наносился второй слой клея и шкура оставлялась медленно сохнуть. Когда она полностью высыхала, колышки выдёргивались и шкура переворачивалась, шерстью наверх, на толстый слой чистой травы. Шерсть удалялась ударами камня. Затем раскрашенный парфлеш вырезался из шкуры, сгибался и в сыромяти прожигались отверстия для завязок.
Есть много вариаций в этом методе, но искусные мастерицы всегда выбивали шерсть после того, как шкура была раскрашена и высушена. По окончании работы, наружная сторона парфлеша – это внутренняя сторона шкуры.

Хорошая мастерица мездрила шкуру, растягивала её и мыла за один день. По меньшей мере три дня (день за днём) работы требовались, чтобы нанести на сырую шкуру орнамент. Весь процесс, включая медленную сушку, обычно занимал две недели.
Другие методы работы диктовались необходимостью. Сырая шкура могла быть растянута и оставлена сохнуть и отбеливаться. Сухая шкура могла быть убрана до тех пор, пока в ней не возникнет необходимость. Сухая шкура размягчалась посредством закапывания её в сырой песок или замачивания в воде, под грузом.
Иногда шерсть со шкуры удалялась при помощи, своего рода, мотыги. Но при таком способе удалялся эпидермис, который должен оставаться внутри парфлеша и который делает его грубее и позволяет поддерживать чистоту внутри. Сыромять, сделанная таким способом, более подвержена сгибанию, скручиванию, короблению если её намочить.
Выбивание шерсти тяжёлым камнем немного отбеливало и размягчало кожу. Соскребание шерсти при помощи мотыги не отбеливало и не размягчало кожу.

Снятие шкуры

Когда требовалась шкура для сыромяти, нужно было очень аккуратно снять её с животного, чтобы не было порезов от ножа. Один из методов заключался в подвешивании животного так, чтобы шкуру можно было стянуть. При этом нож почти не использовался. Не-индейцы, профессиональные «бизоно-шкуродёры», привязывали шкуру к лошади и стягивали её.
Мездрение
Большинство женщин, работавших с сыромятью, считали, что шкуру нужно мездрить сразу после снятия с животного, до того как жир и кровь впитаются в неё и она высохнет. Каждая мастерица мездрит по-своему. Некоторые набрасывают свежую шкуру на бревно и мездрят от центра к краям. Другие могут растянуть шкуру в нескольких дюймах над землёй и мездрить её в таком положении, хотя большинство женщин утверждали, что они предпочитали мездрить шкуру до того, как она была растянута. Если шкура подсыхала до окончания мездрения, её окатывали водой.

skanirovanie0001Мясо должно быть тщательно удалено, т.к. эта сторона шкуры является лицевой стороной парфлеша. Как уже отмечалось, мясная сторона шкуры всегда была наружной стороной парфлеша, кроме старых парфлешей с гравировкой, в которых волосатая сторона была внешней. Глубокие надрезы наносились на гладкую поверхность готового предмета.
Инструменты для мездрения шкур делались из камня с оббитым краем, рога лося или кости. Например, берцовая кость бизона обрезалась по диагонали, что давало острый край, вдоль которого делались зазубрины. Большая берцовая кость лося также использовалась для изготовления инструмента, её нижний, или рабочий, край утончался и зазубривался. Большинство инструментов для мездрения шкур имели форму зубила (стамески). К верхней части крепился кожаный ремень, который одевался на запястье.

Растягивание шкуры

Если в шкуре были дырки или порезы, то хорошая мастерица тщательно их зашивала сухожилиями перед тем как растянуть шкуру. Затем острым ножом она делала разрезы по краям шкуры, на расстоянии 6 – 10 дюймов друг от друга. Жизненный опыт подсказывал ей, как далеко от края шкуры надо отступить. Колышки вставлялись в эти разрезы и вбивались в землю. Шкура растягивалась и оставалась гладкой (ровной) даже когда высыхала. Шкура толще по середине, от головы до хвоста, и тоньше по бокам, на брюхе животного. Если шкура во время сушки обрывалась у какого-либо колышка, то раскрашивание парфлеша могло быть нарушено из-за образования неровностей на шкуре.
В прежние дни, когда крупные животные были в изобилии, шкуры обрезались, примерно, до прямоугольника. Ноги и тонкая кожа с боков шкуры отрезались и выбрасывались.
Некоторое внимание нужно было уделить уделить месту, где шкура будет растянута. Растянутая шкура нуждалась в защите от солнца, пыли или дождя. Она должна быть размещена там, где мастерица могла бы обеспечить ей защиту от ветра и жары. Большинство женщин растягивали сырую шкуру в 6 – 10 дюймах над ровным участком земли и, обычно, подсовывали под неё сухую траву.

Лучшая погода для изготовления сыромяти – ясная, с лёгким ветерком, без жары. Т.к. деревья были редкостью в «Индейской стране», за исключением районов вдоль рек и ручьёв, мастерицы часто защищали шкуру от солнца, втыкая в землю рядом с ней шесты, создавая «тень». Иногда над растянутой шкурой возводили палатку. Почти каждая семья создавала тень из принесённых от реки шестов, втыкая в землю вертикально около 8 штук с несколькими поперечинами у их верхушек. На них набрасывались какие-либо ткани или ветви сосны. В добавок, шкура могла быть защищена ещё и куском замши, парусины или одеялом, растянутым над ней. Солнце не должно мешать раскраске сырой шкуры. Часто ограждение из веток вокруг шкуры не позволяло приближаться к ней маленьким детям и животным.

skanirovanie0002Зимой шкура должна быть защищена от замораживания. Зимой могло быть очень холодно, но зима была тем самым временем, когда женщина была свободна от работы со шкурами. Женщины рассказывали, как они натягивали вторую покрышку на палатку на ночь для защиты шкуры, с которой они работали, а утром, когда всходило солнце, снимали её, чтобы видеть свою работу. Из-за двух покрышек в палатке было очень темно.

Для колышков, которыми приколачивалась шкура, использовали ясень, дикую вишню, иву и некоторые другие твёрдые породы деревьев. Эти колышки хранили в сумке из сыромяти и пользовались ими снова и снова. У каждой женщины колышки были по её вкусу. Некоторые предпочитали раздвоенные на концах колышки, утверждая, что шкура, высыхая, не соскакивает с них. Другие, напротив, использовали прямые колышки и вбивали их под углом …
Перед тем как начать растягивать шкуру, мастерица осматривала её и если на ней были сухие пятна, то размачивала их. Жизненный опыт подсказывал ей до какой степени нужно натягивать шкуру. Большинство женщин растягивали шкуру до размеров, какой она была на животном. Шкуру растягивали неравномерно. Вдоль хребта и на плечах шкура была толстой и тяжёлой и её нужно было растянуть как можно сильнее. И горб бизона мог быть растянут, если это было нужно. Иногда шкуру резали пополам, от головы до хвоста, и два куска растягивали по-отдельности. Так удобнее было растянуть горб.

Первые колышки обычно вбивались в землю напротив друг друга, один у головы, другой у хвоста. Затем эти стороны шкуры приколачивались колышками. Если шкура не растягивалась как следует, то её поверхность была бугристой. Если она была натянута слишком туго, то в процессе высыхания толстая тяжёлая шкура могла сломать почти все колышки. Колышки подвергались воздействию колоссальной силы и шкура могла быть испорчена, если они ломались или выдёргивались из земли. Колышки на старых фотографиях выглядят большими и мощными.

Мытьё шкуры

Каждая мастерица, при изготовлении сыромяти, желала, чтобы она получилась белой. И поэтому первым шагом было мытьё шкуры. Это была нелёгкая работа, т.к. сырая шкура со взрослого бизона могла весить почти 50 фунтов, когда шерсть на ней была сухой и гораздо больше, когда шерсть была мокрой. Шкура с мокрой шерстью очень тяжёлая для того, чтобы ворочать её руками. Если её положить в речку (ручей), то шкура вскоре покроется осадком (илом).
Следующий метод приведёт к желаемому результату. После того, как шкура была обмездрена и растянута, на неё лили воду и скребли её (мыли). Это повторяли снова и снова до тех пор, пока шкура не становилась чистой. Мытьё и скобление не только очищали шкуру, но также отбивали запах и отбеливали её.
Скоблили шкуру тупым ножом, или костью. Использовали и такой остроумный способ: шкуру тёрли шершавой стороной бизоньего языка. Язык находился в контейнере с водой рядом с растянутой шкурой. Этот способ имеет одно преимущество: требуется очень мало воды, которой не хватало во многих местах. Летом многие источники пересыхали, а зимой для этого способа можно было растопить снег.

Часть воды, используемой для мытья шкуры, могла быть мыльной. Для этого использовался корень юкки, который создавал пену даже в холодной воде. Корень толкли в порошок, а затем взбивали в воде. Индейцы также знали, как использовать древесную золу для очистки шкуры.
Если шкура была сухая, то для того, чтобы размягчить и помыть, её погружали в ручей. Один конец сыромятного ремня привязывали к углу шкуры, а другой к дереву или кусту на берегу. Шкуру опускали в течение ручья. Женщины входили в воду босиком и придавливали шкуру камнями, чтобы она была под водой. Камни часто передвигали и таким образом вся шкура целиком была размягчена и помыта.

Женщины не оставляли шкуру в воде так надолго, чтобы шерсть начинала вылезать. Во многих местах было невозможным поместить шкуру в проточную воду. Многие ручьи совершенно пересыхали летом или становились мелкими с тихим течением и не подходили для этой цели. Зимой они замерзали. Индейские мастерицы адаптировали их метод к климатическим условиям. Они могли, при необходимости, закопать шкуру в сырой песок. Не важно, какой способ использовался. Шкура становилась мягкой и была готова к дальнейшей обработке.

Клеи и их применение

Словарь определяет клей как «тонкое клейкое покрытие для внешней поверхности материала», а лак как «более или менее клейкая (липкая) жидкость, обычно смолистое вещество, растворённое в масле или летучая (быстро испаряющаяся) жидкость, которая, когда наносится на поверхность, высыхает путём испарения или химического воздействия, образуя прочный глянцевый слой, способный, более или менее, противостоять воздействию окружающей среды».

То, что индейцы использовали для покрытия сыромяти, можно назвать и клеем, и лаком. Материалы, используемые для этого, были весьма разнообразны у различных групп. Эти клейкие материалы использовались также при изготовлении раскрашенных robes, но несколько иначе. Для сыромяти шкура покрывалась полностью. На robes – только раскрашенные места. Индейцы использовали клей таким образом ещё в те времена, когда европейцы только добрались до Америки.

Выделывая шкуры на сыромять, мастерицы сделали открытие, что если шкуру покрыть клеем или лаком, то она будет более устойчива к воздействию солнца, ветра, осадков. Покрытие клеем распространилось благодаря желанию защитить содержимое парфлеша или, позже, сохранить красоту нарисованного орнамента. Покрытие клеем на некоторых церемониальных или medicine сумках, по-видимому, более важно, чем орнамент или цвет.

Сумки и парфлеши из сыромяти должны выдерживать суровое обращение. Священные, или церемониальные, сумки часто висели снаружи палаток (кроме плохой погоды). Все типы сумок и футляров могли переноситься на спине человека, на собачьей травуа, на лошади. С запасом провианта они могли быть закопаны или помещены на дерево, где оставались на месяцы или даже годы. Содержимое их должно было оставаться сухим, а раскрашенный орнамент не должен был поблёкнуть или стереться. Различные племена нашли много способов сделать свою сыромять водонепроницаемой, а краски (цвета) стойкими.

Для клеевого покрытия использовались сок кактуса, мездра, роговой клей, рыбья икра (молоки), лимфа из рыбы, гланды лося или бизона, воск (?) с хвоста бобра, жидкость из глаз животных. Лак приготовлялся из смолы (или смолистых выделений, камеди) дикой вишни, кедрового ореха, американской лиственницы и других деревьев. Камни из желчного пузыря бизона также использовались.

Для клеевого покрытия мастерицы чаще использовали кактус опунция, чем другие материалы. Кактус был общеупотребителен для страны бизонов и он может храниться в течение некоторого времени не испортившись. У каждой мастерицы был свой способ обработки этого средства. Одна рассказывала, что она выбирала сочный ствол (стебель) кактуса опунция и обжигала колючки при помощи факела, сделанного из палочки (лучина). Затем снимала с него кожуру и натирала им мокрую шкуру. Когда шкура высыхала, то она имела гладкую глянцевую поверхность. Некоторые мастерицы отваривали кактус короткое время, в то же время другие говорили, что варили его от одного до трёх часов. Полученная жидкость использовалась для покрытия шкуры. Когда кактус опунция был недоступен, то использовался pincushion или другой вид кактуса. Разные материалы давали различный внешний вид готовой сыромяти.

Некоторые мастерицы предпочитали клей, изготовленный из мездры шкур. Он мог использоваться там и тогда, где кактус был недоступен. Кроме того, кактус не мог быть использован зимой. В процессе скобления (строгания) шкуры до однородной толщины, образовывались маленькие частички мездры (стружка), которые собирались и варились для приготовления клея. Старые индеанки говорили, что они заливали эту стружку небольшим количеством воды и кипятили короткое время. Полученная жидкая, липкая субстанция намазывалась на мокрую шкуру. Неиспользованные остатки клея охлаждались и скатывались в шарики или палочки для последующего использования. Некоторые индейцы, живущие к западу от Равнин, использовали для приготовления такого клея рыбью икру (молоку). Другие – жидкость (лимфу), находящуюся прямо под кожей рыбы.

Смолистые выделения (камедь) собирались с кустов дикой вишни и других деревьев. Они варились длительное время и часто комбинировались с другими субстанциями для приготовления клея.

Некоторые очень старые женщины рассказывали о восковании (?) сыромяти ошкуренным и подогретым хвостом бобра. Это давало такой же эффект, какой воск придаёт материалу сегодня. Они говорили, что наносили воск поверх всей шкуры один раз, а на раскрашенный орнамент дважды, делая его выделяющимся (выступающим).

Два метода применения клея использовались наиболее часто: 1) частично сухая шкура покрывалась клеем, затем наносились краски и покрывались слоем клея; 2) или орнамент раскрашивался на шкуре, не покрытой клеем, затем на всю шкуру наносился слой клея и шкура оставлялась сушиться.

Слой клея, или лака, наносился на мездровую сторону шкуры, делая кожу гладкой и глянцевой. Он придавал краске блеск и сохранял её. Он защищал сыромять от загрязнения и придавал ей водоотталкивающие свойства. Если парфлеш был хорошо проклеен (пролакирован), то его можно было почистить с помощью корня юкки и небольшого количества воды.
«Линейки» - Разметка орнамента

После мытья шкуры лишняя влажность удалялась методом скобления. Шкура должна находиться на определённой стадии влажности / сухости перед нанесением клея, разметкой орнамента и раскрашиванием его. Необходимо подсушить шкуру некоторое время. Отпечатки, оставляемые «линейками» на шкуре, показывают степень её готовности. Один информант говорил, что раскрашивание можно начинать тогда, когда шкура перестаёт сокращаться (садиться) или когда клей подсохнет (?).

У каждой мастерицы была своя личная небольшая связка ошкуренных ивовых прутьев (палочек), которые служили линейками. Они были одного диаметра, но различной длины, по две или четыре палочки на каждую длину. Диаметр палочек примерно с карандаш, а длина каждой палочки равна длине или ширине части орнамента. Величина ивовых палочек, отчасти, отвечает за размер орнамента. Палочки, используемые для изогнутых частей орнамента, изгибались при помощи шнура, в виде лука. По ним можно было разметить сегмент круга.

Эти палочки также использовались в раскрашивании орнамента. Краска втиралась на больших участках концами палочек. Кончики их обмакивались в краску и ими ставились точки на влажной коже. По окончании использования, ивовые палочки аккуратно связывались в связку и убирались вместе с красками и другими предметами. У мастерицы также могло быть несколько треугольников, квадратов (прямоугольников) или других шаблонов, вырезанных из сыромяти или другого материала для разметки второстепенных частей орнамента.

У мастерицы есть пигменты, красящие кости (кисти), миски для красок и палочки – линейки. Она видела орнамент во сне (видении) или отчётливо его себе представляла. Можно было начинать. Она делала разметку, используя самые длинные палочки для внешних контуров орнамента. Для этого использовались две пары палочек, одна длиннее другой. Когда эти палочки располагались в желаемом положении, она вжимала их в шкуру большим и указательным пальцами. Оставшийся на коже отпечаток служил ориентиром для покраски линии. Ширина линий, или полос, краски в орнаменте определялись диаметром ивовых палочек, толщиной красящего диска (диска краски) или краем красящей кости. После нанесения внешних линий орнамента, раскрашивалось его внутреннее пространство.

Кисти

Костяную кисть для раскраски сыромяти правильнее называть стилосом. Он изготавливался из пористой внутренней части большой кости или сустава. Форма этих костяных кистей была продиктована фантазией изготовителя. Кисть была, более или менее, клиновидной формы с закругленным окончанием. Держа её в одном положении, можно было нарисовать тонкие линии, повернув – закрасить большие пространства. Эти пористые кости впитывали и удерживали большое количество краски. Кости бизона были лучше, мелкозернистее, чем кости КРС.
Один человек описывал изготовление таких костяных кистей так, как он делал это. Лопатка бизона расщеплялась на маленькие полоски, один – полтора дюйма шириной и три – четыре дюйма длиной. Один конец этих полосок обстругивался (стачивался) до, примерно, четверти дюйма в толщину, а край заострялся.

skanirovanie0003Сухой пигмент иногда втирался пальцем в мокрую шкуру, на большом пространстве, или закругленным концом ивовой палочки.

Краски и их использование

Индейцы всегда имели множество пигментов, достаточных для выполнения желаемых орнаментов. В старых словарях есть слова, обозначающие синюю (голубую), зленную и красную краски. Большинство их красок, используемых по сыромяти, приготовлялось из минерального сырья, но растительные и животные краски также использовались. Все племена имели, с небольшими затруднениями, жёлтые, красные и чёрные краски. Были в употреблении многие зеленоватые и красновато – жёлтые цвета, но оранжевый почти никогда.
Племена, живущие около гор Bear Paw, в Монтане, использовали розовую и мягкую (нежную) фиолетовую краски, которые они находили на скалах. Индейцы, живущие у Скалистых Гор, могли иметь почти любой цвет, включая синий (голубой), зелёный и очень красивый красный. Мужчины, охотясь в Скалистых Горах, часто приносили краску. Красная из пещер около Helena, Montana, широко известна. Индейцы Dakota использовали тёмно – синюю краску, которую они получали около Blue Earth и Manakato, Minnesota. Племена, живущие у Missouri, находили синий (голубой) и другие цвета в расщелинах вдоль берегов реки. Каменные краски, пигменты, находили между слоями камня, которые туда заносила просачивающаяся сквозь недра вода. Индейцы, живущие западнее Равнин, рассказывают о собирании краски с высоких скалистых уступов около Mitchell, Oregon. Широко известен чёрный камень, встречающийся около Ouray, Utah, который толкли (растирали) и использовали для приготовления коричнево – чёрной краски. Некоторые племена измельчали в порошок лигнит (бурый уголь) и использовали его для краски. Оксиды железа и киноварь давали жёлтый и красный цвета, а зелёный и синий получали из медной руды и фосфата железа.

Тёмно – синюю краску получали в процессе кипячения коры белого клёна с обожжённой жёлтой охрой. Розово – красную краску приготовляли из спелых плодов кактуса. Растительного происхождения синий цвет получали из дикого винограда, а зелёный из свежих морских водорослей (тина, ряска). Покрытые клеем (лаком) эти краски блёкли очень немного. Зеленовато – жёлтую краску получали из волчьего мха (evernia vulpinа), лишайника, который растёт на деревьях. Чаще использовали жёлтую охру. Некоторые индейцы говорили, что они делали синюю (голубую) краску из измельчённых свежих цветов дельфиниума, который рос в изобилии на западных Равнинах и в горах.

Краска была предметом торговли между племенами и отдельными людьми задолго до прихода белых торговцев. Она была дорогой, вызывающей большое уважение. Каждый цвет хранился в отдельном маленьком замшевом мешочке, изысканно декорированном.
У Blackfeet, и других племён, были люди, которых называли «собиратели краски». Их обязанностью было уходить за краской и приносить её в лагерь. Walter McClintock рассказывал: «Собиратели краски» торговали с людьми своего племени и с другими племенами. Жёлтая краска приносилась из района реки Yellowstone, из мест около некоторых горячих источников. Также жёлтую краску делали из камней из желчного пузыря бизона. Чёрную из обугленной древесины. Синюю (голубую) из тёмно – синей грязи. Зелёную из водорослей. Для женщин обычным делом было молиться Солнцу во время сбора сырья для краски в пользу какого-либо выдающегося Medicine Man(a).»

Некоторые люди разбирались в приготовлении краски лучше, чем другие. Некоторые приходили за краской к их medicine man(у), который проводил долгие часы за их приготовлением. Даже сегодня есть люди, которые знают, как сделать краски старинным способом, и мастерицы, которые покупают у них эти краски.

Любые группы индейцев могли раскрашивать сыромять красками, найденными неподалёку от их поселений. Обычно на одном куске сыромяти не использовалось большое количество разных красок. Два цвета и тёмные очертания было вполне достаточно. Пигменты смешивались с водой, соком кактуса, варёными сухожилиями, камедью или икрой лосося (сёмги).
Индейцы не использовали много чёрного цвета при раскрашивании сыромяти, кроме окантовки орнаментов и для очень маленьких элементов. Многие из них понимали, что чёрная окантовка заставляет казаться краски ярче и чётче, создаёт единство орнамента. Большинство чёрных красок, которые никогда не блёкли, были минерального происхождения, содержащие железную руду. Они были не совершенно чёрными, варьировали от средне – коричневого до коричнево – чёрного. (Индейские женщины, обычно, говорили о коричневом цвете, как о чёрном. Коричневая сторона шкуры бизона есть «чёрная сторона».) Они использовались для внешних очертаний фигур на бизоньих robes и до сих пор используются для разметки орнамента на мокасинах.
У каждой мастерицы было своё излюбленное место для получения чёрной краски. Некоторые говорили, что это всегда была тонкая жила рядом с жёлтой землёй. Северные Arapaho находили её на берегах реки Powder; западные Dakota предпочитали некоторые buttes в Black Hills; Assiniboins из Montana ходили за краской вдоль канадской границы к озеру, где, как они говорили, чёрный пигмент пузырился из земли. Другие до сих пор добывают свою чёрную краску со дна определённых источников. Она обычно встречается в виде маленьких частичек или в тонких жилах, которые выходят на поверхность … Она мягкая и вязкая, но может быть и засохшей. В некоторых легендах упоминается о добывании чёрной краски. В одной говорится, что человек не должен разговаривать во время приближения к местонахождению чёрной краски, или во время её получения. Если было сказано хоть слово, он должен развернуться и уйти.

Красный пигмент иногда находили в почти чистом, беспримесном, виде, но некоторые красные краски делались индейцами. Жёлтую землю собирали очень осторожно. Весь песок, палочки и другие инородные материалы удалялись. Добавляли небольшое количество воды и формовали смесь в тонкие лепёшки. Когда они высыхали, их обжигали на огне из бизоньего помёта. Необходимо было знать, насколько жарким должен быть огонь, чтобы он горел без дыма и как долго держать лепёшки в огне. Когда жёлтые лепёшки вынимали из огня, их цвет варьировал от ярко – красного до тёмного коричневато – красного, в зависимости от мастерства человека, этим занимающегося, температуры огня и времени обжига. Эти лепёшки легко разбивались в порошок между двух камней, затем этот порошок растирался между большим и указательным пальцами, после чего он был готов к использованию.

Другие пигменты, собираемые на скалах или в пещерах, растирались между двух камней и смешивались с водой. Затем смесь помещалась в замшевый мешочек, который подвешивался таким образом, чтобы пигмент капал в другой мешочек. Непосредственно под вторым мешочком располагался третий, в который просачивалось немного пигмента высокого качества. Когда пигмент высыхал, его помещали в маленький замшевый мешочек для хранения.
Некоторые индейцы говорили, что они уходили в прерии и копали белую землю, делали из неё шарики, примерно с мяч для бейсбола, и обжигали их в огне. Центры шариков становились красными. Потом шарик размачивали в воде и выжимали из него красную краску.

Для чёрной краски некоторые индейцы использовали древесный уголь, сжигая определённые виды древесины или траву. Уголь мог быть смешан с глиной. В то же время другие кипятили корень чёрного орехового дерева долгое время. Этот последний способ даёт, вероятно, истинный чёрный цвет.

На многих старых изделиях из сыромяти коричнево – чёрной краски больше, чем на более современных. Прежде добыть краски было трудной задачей и стоили они дорого. Натуральный ярко – красный пигмент стоил четыре доллара за унцию у торговцев. Краска было очень дорогой.
Земляная краска была частью (сущностью) шкуры, а не чем-либо, наложенным на её поверхность. Именно использование краски по сырой шкуре часто давало великолепный результат.
Было два метода использования краски и, кажется, скорее это было личным выбором человека, а не племенным предпочтением. Для ясности мы будем называть один метод «сухим», а другой «мокрым». Мастерицам, использующим сухой метод, не нужны были ни кастрюли для краски, ни какие-либо кисти. Они рисовали большим диском, или карандашом, сделанным из клея и пигмента. Пока новый, диск мог быть три или более дюйма в диаметре и выглядел весьма похоже на домашнее печенье cookie, только синего (голубого), красного, зелёного или жёлтого цвета. Каждый диск хранился завёрнутым в кусочек замши, чтобы краски не соприкасались друг с другом. В мокром методе пигмент добавлялся в жидкий клей, перемешивался и затем наносился на мокрую шкуру.

Диски изготавливались различными способами. Одна мастерица описывала свой способ так: после того, как она получила пигмент, она брала сочный стебель (ствол) кактуса опунция, опаливала шипы и снимала с него кожицу с одной стороны. Затем она насыпала сухой пигмент на ошкуренную сторону кактуса и смешивала его с соком кактуса. Соскабливала и формовала в лепёшку. Процесс повторялся до тех пор, пока лепёшка не становилась желаемого размера. Затем она сушилась. Когда мастерица изготавливала диски всех нужных цветов, она приступала к раскрашиванию.
Другая могла обжечь шипы на кактусе и снять с него кожицу полностью. Она начинала делать диск, капнув одну – две капли сока в пигмент. Затем она обмакивала кактус в сухой пигмент, повторяя эти движения до тех пор, пока диск не становился нужного размера.

Третья мастерица использовала такой cookie – рецепт: она варила кактус около трёх часов, добавляя время от времени воду. Затем смешивала с водой пигмент и клала смесь в замшевый мешочек для выкапывания. Выкапавшую краску она формовала в лепёшку и помещала её в сок кактуса, чтобы она пропиталась им как можно больше. Если не было кактуса, то можно было использовать камедь, но лепёшка получалась более хрупкой и была не так хороша.
Четвёртая набрала некоторое количество бизоньих глаз после охоты и использовала жидкость из них для формования пигмента в диски. «Карандаши» делались таким же способом, но формовались в короткие цилиндрики. И они были менее популярны, чем диски.

При мокром методе раскрашивания нужны были кастрюли для краски и костяные кисти для каждого цвета. У некоторых мастериц было по шесть – восемь раковин (двустворчатых), в которых пигмент смешивался с жидкостью и хранился до применения. Dakota часто использовали панцири черепах Terrapene ornatа, которых находили в прерии. Панцири черепах глубже, чем раковины и вмещают большее количество краски. Размер панциря этой черепахи, примерно, четыре – четыре с половиной дюйма в поперечнике и не такой плоский, как многие другие черепашьи панцири. После того, как черепаха была убита, панцири удаляли, тщательно чистили и кипятили перед использованием. Пигмент мог быть смешан в раковине (панцире) с соком кактуса и нанесён на мокрую шкуру, или он мог быть смешан с водой, нанесён на шкуру, а затем покрыт соком кактуса. В старых тайниках (?) до сих пор находят панцири черепах и раковины, содержащие краску.

В обеих методах мастерица держала в руке костяную кисть или cookie и наносила линии по направлению к себе. Стоя на коленях на земле перед растянутой шкурой, она твёрдой рукой, без каких-либо приспособлений, раскрашивала шкуру. Точный глаз, хорошо контролируемые кисть руки, предплечье и мышцы спины были необходимы для раскрашивания мокрой шкуры. Линии должны быть нанесены правильно с первого раза, т.к. практически никакие изменения невозможны, хотя некоторые мастерицы утверждают, что нарисованный орнамент можно удалить или уничтожить, потерев его кусочком жареной печени, пока он ещё влажный. Индейцы, однако, не так уж часто прибегали к этому. В начале работы намечался план и они ему следовали. Это индейский стандарт: работа сделана «правильно» с первого раза и они довольны тем, что получилось.

Раскрашивание по сырой шкуре позволяет краске проникать внутрь шкуры, становиться её частью. Различных методов работы с сыромятью так много, что часто бывает трудно сделать определённые общие заявления, но почти все шкуры раскрашены сырыми и с внутренней стороны. Женщины рассказывали, что внутренняя сторона шкуры лучше принимает клей, что она белее и что краска к ней прилипает. Опираясь на свой жизненный опыт, они говорили, что внешняя сторона шкуры, с удалённой шерстью, лучше для внутренней стороны парфлеша.

На раскрашивание двух парфлешей у женщины уходил весь день. Она начинала рано утром, немного отдыхала в полдень и заканчивала почти затемно. Раскрашивание шкуры должно быть завершено до того, как она высохнет. При раскрашивании пары парфлешей, женщина могла попросить одну – двух женщин помочь ей, или мать и дочь делали эту работу вместе. Во время работы женщине приходилось перемещаться вокруг шкуры, т.к. она большая и прибита колышками к земле. Её нельзя свернуть. Если у женщины были помощники, то ей не надо было часто менять позиции около шкуры. Помощники должны были ясно себе представлять, какой орнамент они создают.

Когда европейцы пришли в страну индейцев, то вскоре стали предлагать им пигменты в маленьких деревянных коробочках. Старые журналы с торговых постов содержат следующие списки пигментов: ярко – красный, свинцовый сурик, хромат свинца (жёлтый), прусский синий (голубой), хром зелёный, сажа, китайский белый, оксид цинка, ярь – медянка. Сухие пигменты, которые индейцы покупали, они использовали таким же образом, что и свои. Эти пигменты не нуждались в изменении технологии. Их интенсивные цвета были, в общем, приняты индейцами, но им не хватало прелести старых натуральных пигментов и орнаменты страдали от недостатка светлых и тёмных красок. Индейцы всё ещё использовали чёрную земляную краску для окантовки орнаментов и после появления торговых пигментов. К этому времени, однако, ремесло обработки сыромяти начало приходить в упадок.

Окантовка орнамента

Окантовка орнамента использовалась на многих старых парфлешах. Это делалось после того, как орнамент был нарисован (раскрашен) и был частично подсохшим. В большинстве случаев, окантованы были белые – или – натурального – цвета участки фона, а не раскрашенные элементы орнамента. Индейцы прекрасно понимали, что фон является составной частью орнамента. Раскрашенный орнамент на сыромяти становился лучше после того, как был окантован (очерчен).
В большинстве случаев окантовка была сделана старой чёрной земляной краской, которая варьировала от средне-коричневого цвета до ржаво-чёрного (порыжевшего чёрного). От этой натуральной чёрной краски индейцы никогда не отказывались и не заменили её на «приобретённую в магазине», как другие цвета …

skanirovanie0004Иногда контуры орнамента выжигались на сыромяти. Эффект был таким же, как и окантовка старой земляной коричневой краской. Это делалось нагретой костью или камнем. Lewis и Clark обнаружили у Cheyenne выжженные орнаменты на замшевой одежде.
Немногие племена для окантовки орнаментов на парфлешах использовали тёмно-синий и тёмно-зелёный цвета. Окантовка зелёным использовалась племенами, живущими в горах на западе Равнин. На восточных Равнинах Sacs использовали этот цвет на своих сундуках. Синий изредка использовался как окантовочный цвет, но порой применялся для узких линий не в окантовке. Для некоторых племён был типичен орнамент без окантовки. Цвет окантовочных линий и их ширина являются племенными характеристиками. Например, Dakota использовали интенсивные цвета с очень чёрной окантовкой. Этот чёрный цвет в орнаментах типичен для племён, живших на северо-западном побережье, вдоль реки Columbia и на окраинах Равнин.

Сушка

После того, как шкура была раскрашена, она покрывалась вторым слоем клея (лака) полностью, или покрывался только орнамент. Затем шкура сушилась. На солнце, но чтобы не было очень жарко. Сушка раскрашенной шкуры – это очень важный этап, этим занимались опытные мастерицы, знавшие как сушить шкуру медленно и равномерно, с учётом погодных условий. На это могло уйти две недели или больше, прежде чем можно было удалить шерсть со шкуры и разрезать её на парфлеши и сумки.

Удаление шерсти

Индейские женщины использовали несколько способов удаления шерсти со шкуры: камнем, скребком и золой. Камнем, вероятно, древнейший способ. Скребком - типичен для некоторых вещей из сыромяти, сделанных после 1880 года.

Удаление шерсти ударами камня было почти последним шагом в процессе изготовления парфлешей (сумок и др.) из сыромяти. После того, как мастерица обмездрила шкуру, растянула, вымыла, пролакировала (обработала клеем), раскрасила и высушила, она выдёргивала колышки, переворачивала шкуру шерстью вверх и клала её на мягкую подкладку из сухой травы или замши, чтобы не повредить нарисованный орнамент. Далее, взяв довольно большой «водный» камень с плоской стороной, она удаляла шерсть, нанося по шкуре наклонные удары (косые, скользящие ?) в направлении роста волос. Если удар наносился против шерсти, он не выбивал волос полностью, а ломал его, оставляя короткий отрезок, который удалить было очень трудно. Мастерица начинала с центра шкуры и продвигалась в направлении её краёв. Удаление шерсти – важный шаг в изготовлении сыромяти. Удаление шерсти камнем после того, как шкура раскрашена и высушена было секретом прекрасной индейской сыромяти.

Мастерица, которая удаляла шерсть со шкуры при помощи скребка, могла сделать это до того, как шкура была раскрашена, или после того, как она высохла. Скребок изготавливался из лосиного рога, похожий на мотыгу. Он имел острое лезвие около двух дюймов шириной и ручку около фута в длину. Женщина вставала на сухую шкуру, сложенную почти пополам, и делала скребком короткие скребущие движения по направлению к себе. Этот способ удалял шерсть и кожную ткань (эпидермис), в то время как при помощи камня удалялась только шерсть. Способ удаления шерсти камнем был более желательный, т.к. он оставлял гладкий защитный слой на внутренней поверхности парфлеша (сумки и др.)

Индейцы также знали, как удалить шерсть с помощью древесной золы. Паста из золы и воды наносилась на шерсть. Шкуру держали влажной, пока волос не начинал свободно вылезать. Также шкуру могли просто замочить в ручье и держать её там, пока шерсть не «выскользнет».
Удаление шерсти камнем оставляет внешнюю сторону шкуры (внутреннюю парфлеша) неповреждённой, что отталкивает влагу и даёт возможность чистить кожу более легко. Кроме того, обработанная камнем сыромять была более гибкой и белой, более мягкой и не скручивалась, как необработанная. Удаление шерсти со шкуры скребком и золой производится до того, как шкура раскрашена, но эти способы не обеспечивают ей не отбеливания, не мягкости. Раскрашивание делалось на средне-тёмной шкуре. После того, как шерсть была выбита камнем, фон вокруг орнамента становился белым (или не совсем белым). Выбивание шерсти камнем – тяжёлая работа, но лучшая сыромять делалась этим способом.

Завершение

После того, как шерсть была удалена, парфлеши вырезались при помощи куска обсидиана, кремня, раковины или зуба бобра. Из одной шкуры получалось два парфлеша, но её хватало ещё и на маленькие сумки, ножны, игрушки. Небольшие куски не раскрашенной сыромяти могли использоваться для подошв мокасин.

После того, как парфлеши были вырезаны, они складывались (сгибались) подобно конверту. Боковые клапана складывались по направлению друг к другу, к центру. У одних племён эти клапана были шире, у других уже. Затем передние (лицевые) клапана сгибались таким же образом. Сгибание парфлеша первый раз было несколько затруднительно. Сгибы и углы отбивались камнем или держались под гнётом до тех пор, пока парфлеш не станет держать форму. Индейская сыромять, с которой шерсть удалили камнем, сгибалась более легко. К тому же, сделанная из бизоньей шкуры, отличалась от сыромяти из шкур других крупных животных. Обычно парфлеши не делались из более тяжёлых шкур.

skanirovanie0005Парфлеш не был закончен, пока в клапанах не прожигались отверстия. Прожигание дырок лучше, чем прорезание. Прожигание придаёт прочность краям отверстия и предохраняет его от разрывания. Отверстия прожигались нагретой костью, камнем или куском металла
Каждая группа индейцев или племя отверстия для завязывания парфлеша располагало по-своему. Количество отверстий и их расположение на парфлеше было предопределено племенным использованием парфлеша. Сегодня эти отверстия также помогают идентифицировать племя – изготовитель.

Один способ связывания верхних клапанов – одна пара прожженных отверстий по центру края каждого клапана. Клапана могли быть связаны вместе сыромятным ремнём и затем ремень оборачивался горизонтально вокруг парфлеша. Этот способ с одной парой отверстий использовали Arapaho, Crow, Nez Perceс и другие племена. Разновидностью этого способа была двойная пара отверстий, они располагались в дюйме друг от друга и в полу-дюйме позади первой пары. Это позволяло расширить парфлеш, когда он был наполнен.
Второй способ – одна пара прожжённых отверстий в центре краёв верхних клапанов и одно отверстие в каждом внешнем углу. Эти угловые дырки проходят через два слоя кожи, но при завязывании используются как одна дырка. Этот способ характерен для Dakota, Cheyenne, Kiowa и некоторых других племён.

Третий способ содержит три пары отверстий в каждом верхнем клапане. Одна пара по центру и по одной паре по углам. Это характерно для Wishrams, Blackfeet, Kutenais, Sarsis и некоторых других. Blackfeet прожигали четырнадцать пар отверстий для завязывания их парфлешей: три пары в каждом верхнем клапане, три пары на каждом боковом клапане и две пары в складке (сгибе), где загибался боковой клапан. Всего двадцать восемь пар отверстий для пары парфлешей.
(Небольшое добавление со стр. 19): Шкура бизона отличалась от шкуры любого другого животного. Она бала толще и становилась мягкой в использовании, её текстура несколько напоминала войлок (фетр). Некоторые старые парфлеши из бизоньей шкуры можно скатать в рулон, как махровое полотенце. Индейская сыромять из бизоньей шкуры была белая с наружной стороны, коричневая сторона (эпидермис) всегда была внутри, за исключением парфлешей с гравировкой. Она была непрозрачная, тогда как сегодняшняя коммерческая сыромять почти жёлтая и отчасти прозрачная. Индейская сыромять была белой и мягкой из-за способа удаления шерсти – камнем.

В те времена, когда бизоньи шкуры были в изобилии, индейские женщины предпочитали летнюю шкуру от жирной (упитанной) самки бизона, которая не родила телёнка весной. Такая шкура была в хорошем состоянии и более одинаковой толщины по всей шкуре. Она была большая, лёгкая, более тонкая в течение лета, более податливая (гибкая) и её было легче обработать, чем зимнюю шкуру. Шкура взрослой самки бизона могла весить 40 – 50 фунтов в сыром виде. Шкура быка была толще и тяжелее, часто весила около 200 фунтов и использовалась для щитов, лодок и напольного покрытия. Летом бизоны теряли большую часть своей шерсти, кроме вокруг шеи. Следовательно, удалить шерсть с такой шкуры было легче. Эпидермис на летней шкуре более коричневый.

Перевод Филина, 2012 г.

Скачать статью в формате PDF

DeZigned By Hands - Разработка дизайна и создание сайта